March 4th, 2020

S-ss-sh!

О важности мытья рук

Человек не вымыл руки,
Не почистил пальцы ног,
И случился для науки
Назидательный итог:
Человека поразила
Смертоносная бацилла.
Вот тебе и физкультура!
Вот тебе и рацион!
Поднялась температура,
Лезет гной из кожи вон.
Человек лежит в слезах,
Разлагаясь на глазах.
Уходите, эскулапы!
Уносите аспирин!
Был он раньше добрый папа
И активный гражданин,
А теперь он дохлый труп,
Не тревожит воздух губ.
От бациллы, как от лома,
У районного врача
Нет приема, нет приема!
Смерть танцует ча-ча-ча.
Смерть танцует ча-ча-ча,
Нижней челюстью бренча.
Конвульсирует собака,
Зайчик мечется в бреду.
Чижик, Петька-забияка,
Белый лебедь на пруду,
Обезьяны, попугаи –
Все скончаются, чихая.
В ненасытный зев могилы
Маршируют два гуся,
Волки, рыбы, крокодилы,
Пресмыкающиеся.
Всё, что создал Высший Разум,
Навернется медным тазом.
Занесет леса песками,
В море высохнет вода,
И Земля в холодный камень
Превратится навсегда.
Вот как важно, милый мой,
Руки мыть перед едой.
S-ss-sh!

Как это делали в СССР

Natasha Trofimchuk напомнила историю Черной Оспы в Москве , 1960 г.
При нынешнем разгуле "похуизма" общества подобная история закончилась бы массовой трагедией. А в "страшном тоталитарном Союзе" превентивно остановить мировую эпидемию — оказалась задачей весьма посильной
ЭПИДЕМИЯ В МОСКВЕ
Как оказалось, вирус в Москву привезли утренним рейсом. Несмотря на жесточайшие пограничные кордоны в аэропорту, носитель инфекции прошел незамеченным и почти сутки находился в окружении многочисленных друзей. Конечно, он не чувствовал себя зараженным, лишь слегка покашливал, но кого это может смутить зимой?
Когда через пару дней спецслужбы начали устанавливать всех, кто контактировал с заболевшим после его прилета в Москву, сразу стал понятен возможный масштаб надвигающейся беды. Но это будет чуть позже. А пока даже поднимающаяся температура не предвещала смертельной опасности, которая надвигалась на многомиллионную столицу.
На следующий день инфицированный наконец-то добрался до семьи, обнял родных, отпраздновал приезд, раздал подарки. Кашель усиливался, температура все поднималась и он отправился к врачам.
Но кого-то Москве зимой испугаешь явным гриппом?
Госпитализировали его почти сразу – хуже ему становилось буквально на глазах. К вечеру он умер. Совершенно невероятным образом на вскрытии оказался старенький академик-вирусолог, который и поставил шокирующий диагноз – ЧЁРНАЯ ОСПА.
За окнами морга Боткинской больницы стоял январь 1960-го…
К тому времени о существовании страшнейшей болезни, выкашивающей в средние века города и страны, у нас в стране почти подзабыли. Успешная вакцинация, ведущаяся с конца XIX века давала свои результаты. Но только не в Индии, где побывал известный советский художник, дважды лауреат Сталинской премии Алексей Кокорекин. Именно там, в одной из индийских провинций на церемонии сожжения скончавшегося от оспы брахмана, художник и подхватил страшную инфекцию.
Вся серьезность событий стала понятна уже на вторые сутки: вирус был диагностирован у сотрудницы больничной регистратуры, принимавшей художника, осматривающего его врача и даже подростка, который находился в той же больнице этажом ниже, прямо у вентиляционного отверстия из палаты Кокорекина. Больничный истопник подхватил оспу, просто проходя мимо палаты.
Ко второй половине дня на совещании у Хрущева был принят комплекс срочнейших мер, чтобы не допустить эпидемии оспы.
КГБ СССР, МВД и Министерство здравоохранения в кратчайшие сроки устанавливали и изолировали абсолютно всех, кто хоть как-то пересекался с инфицированным. Одна из проведших с больным вечер, была преподавателем в институте, где принимала экзамены у многочисленных студентов – из ВУЗа в карантин отправили сразу отправили сотни человек. Подарки, привезенные из Индии для жены и любовницы через комиссионки на Шаболовке и Ленинском расползлись по городу, но уже через сутки все посетители магазинов были установлены, помещены в карантин, а сами предметы из индийских тканей сожжены.
Центральная Боткинская больница тут же оказывается на осадном положении. Тысячи больных и обслуживающего персонала не могут покинуть ее стены. Специальным решением Совмина СССР вскрывается неприкосновенный запас белья для противовоздушной обороны.
Из мобилизационных хранилищ Госрезерва в сторону Москвы выезжают грузовики со всем необходимым.
Над Европой успели развернуть самолет, которым из Москвы в Париж отправился один из пассажиров кокорекинского рейса и добропорядочный американец реально испугался, решив, что сейчас кровавая гэбня отправит его в Сибирь. Но он оказался лишь в инфекционной палате московской больницы, где советские врачи монотонно спасали ему жизнь.
Москва, только-только справившая Новый год, была фактически полностью закрыта по законам военного времени. В нее нельзя было ни въехать, ни выехать из нее: отменены авиарейсы, прервано железнодорожное сообщение, перекрыты автомобильные дороги. Круглыми сутками медицинские бригады ездили по адресам, госпитализируя все новых и новых вероятных носителей инфекции. В инфекционных больницах ставились все новые и новые койки для карантинников и через неделю под присмотром врачей уже находилось около 10 тысяч человек. Ниточка к которым начиналась всего лишь навсего с одного пассажира авиарейса Дели-Москва.
Помните теорию шести рукопожатий, да?
Самое, конечно, милое, что об этом ни в стране, ни в мире так почти никто и не знал. Интернетов тогда не было, селфи из больничных палат никто не постил, лишь вяло ползущие по Москве слухи о каких-то санитарных учениях слегка интриговали многомиллионный город, в котором не было ни паники, ни пустеющих на глазах полок магазинов.
Одновременно была развернута вторая фаза операции борьбы с возможной эпидемией – срочнейшая вакцинация населения. На уральских фармпредприятиях были молниеносно увеличены объемы производства необходимого препарата, который тут же доставляли в Москву, где медицинские работники абсолютно всех предприятий и учреждений города кололи его москвичам и гостям столицы.
И это тоже удавалось сделать так, что город ни о чем и не догадывался. Никакой официальной информации о ситуации власти в СМИ не давали, а распространение паники и слухов пресекалось на корню.
С помощью столь абсолютно жестких мер вспышку оспы удалось остановить. Умерло всего 3 человека. Уже через месяц все госпитализированные на карантин оказались дома с недоумением так и не поняв: а что это было?
Тогда, в 60-ом Москва не только остановила оспу у себя дома, но и помогла проконтролировать ее дальнейшее распространение по миру. Советские ученые и врачи отправились по другим возможным очагам инфекции, чтобы помочь распознать, научить, вакцинировать…

Отсюда