February 3rd, 2014

S-ss-sh!

Никогда не спорь с полицией

Cops bloodied an 84-year-old man and put him in the hospital Sunday when he jaywalked at an Upper West Side intersection and didn’t appear to understand their orders to stop, witnesses said.
Kang Wong was strolling north on Broadway and crossing 96th Street at around 5 p.m., when an officer told him to halt because he had walked against the light.
Police were targeting jaywalkers in the area following the third pedestrian fatality this month around West 96th Street.
Wong, who lives a block away, appeared to not understand the cop, the witnesses said.
“The guy didn’t seem to speak English. The cop walked him over to the Citibank” near the northeast corner of 96th and Broadway, said one witness, Ian King, a Fordham University law student.
“[The officer] stood him up against the wall and was trying to write him a ticket. The man didn’t seem to understand, and he started walking away.
“The cop tried to pull him back, and that’s when he began to struggle with the cop,” said King, 24. “As soon as he pushed the cop, it was like cops started running in from everywhere.”
Wong was left bleeding and dazed with cuts to his face.
He was cuffed and and taken to St. Luke’s Hospital. After several hours, he was hauled off to the 24th Precinct station house.
Отсюда

84-летний китаец был избит Нью Йоркской полицией за попытку сопротивления. Китаец переходил улицу на красный свет, как все китайцы, но ему не повезло, в этот момент проходил рейд по отлову нерадивых пешеходов. Деда остановила полиция и полицейский начал выписывать ему штраф. Однако, китаец не говорил по-английски и спокойненько пошел себе по своим делам. Полицейский офигел от такой наглости и попытался надеть на деда наручники, но тот офигел еще больше и начал брыкаться. Подоспевшие на помощь полицейские помяли деда, скрутили и отправили в госпиталь, так как рассекли ему лоб. Теперь китаец судится с полицией, но вот тут ему ничего не светит, так как он сам по сути виноват. Более того, общественность против него и его соотечественников, так как дед живет в США с 1966 (!) года и за 50 лет не счел нужным выучить английский. Как говорится, поделом. Впрочем, его пример - другим наука: не спорь с полицией.
S-ss-sh!

Там было что-то про Прибалтику?

«Я уехала из Эстонии, потому что мне было неприятно там находиться. Там невозможно ни работать, ни учиться, ни процветать - потому что отношение к людям отвратительное. Эстонцы несли в себе благородное несчастное дитя в виде своей непростой истории, но все, что они сделали потом, ту их боль нивелировало. Я не вижу там будущего - ни экономического, ни морального. И я бы не хотела, чтобы ни я, ни мои дети заканчивали там свои дни», - гражданка Эстонии Кристина Брехова не скупится на жесткие пощечины... Раньше Кристина жила в Тарту, теперь в Дублине. И ей абсолютно все равно, что будет с ее родиной. А лондонскому парикмахеру Ире Зражевской столь же «фиолетово», что будет в ее родном Даугавпилсе: «Это город умирающий, а когда-то был вторым по величине в Латвии. Там остались только подростки и пенсионеры, все работоспособное население уехало в Европу». Ну а гражданин Литвы Юрий Комка, ныне - владелец лондонского магазинчика, который торгует продуктами из Восточной Европы, уехал из города Висагинаса, когда закрыли атомную станцию, благодаря чему электричество в сегодняшней Литве стало дороже, чем в Норвегии. «В моем городе ситуация самая грустная, потому что там нет детей. Только старики, которые доживают свой век. Вы не представляете, какая в Литве в середине 2000-х была волна суицидов! Вешались в день по три раза. А что человеку было делать, если он все потерял?»…

С русскими, допустим, разобрались. Но тут осваивать британско-ирландские просторы активно поехали представители титульных наций. И выяснилось много интересного. Что, после того как были разрушены и проданы на металлолом советские производства с «оккупационными» станками и по велению Евросоюза умерщвлено сельское хозяйство, работать стало негде. Стабильно плохие отношения с Россией обеспечили высокую цену за отопление. А запредельное доверие Западу - кредитный капкан. И после кризиса 2008 года другого пути, кроме как поехать в Европу, чтобы эти кредиты отрабатывать, у людей не осталось. То есть Евросоюз получил двойной гешефт - сначала подсадил латышей, литовцев и эстонцев на кредитную иглу, а потом еще и обеспечил себя дешевой рабочей силой.

Тех, кто устроился хорошо, прошу этот текст не читать. Таких немало - люди с опытом выживания в СССР находят применение везде. И, наверное, вовсе не их имели в виду журналисты из лондонской «Индепендент», публикуя на своих страницах обидную карикатуру с пачкой литовцев, аккуратно уложенных рядком в банке шпрот... Есть те, кто смог и на Западе сделать неплохую карьеру и весьма успешно работает в отелях, офисах и банках, но они в меньшинстве. Чаще на слуху другие истории: как одна девушка из Литвы мыла ночами автобусы, а поляк-бригадир ничего не сказал ей про опасные химикаты - и у нее выпали все зубы… Или как зажиточные финские бабушки, ходящие под себя, брезговали отдавать свои горшки санитаркам-эстонкам. Или как ушлые латыши торговали своими соплеменниками, заставляя их работать за еду. Вот вам и отношение к представителям народов, которые считались советской элитой…

- Мы всегда смотрели на Латвию, Литву и Эстонию как на филиал Европы. И тут вдруг началось самое для меня непонятное, потому что обнаружилось, что гастарбайтеры из Прибалтики счастливы получить любую, даже самую бесперспективную работу, - рассказывает живущая в Лондоне российская поэтесса Лидия Григорьева. - Через мой дом прошло несколько десятков помощников. И если начиналось все с мигрантов-поляков, то закончилось литовцами с высшим образованием. И теперь атомщики, специалисты высочайшего класса, готовы стричь мой газон… Они не ходят в музеи, не посещают театры и не пользуются никакими благами этого великого города. Они тупо зарабатывают на хлеб. В газетах писали, что летом полиция накрыла палаточный городок безработных прибалтийских ребят, которые подворовывали в супермаркетах и жили в лесу, как цыгане. Выслать из страны их не могут - у них европейские паспорта. Однажды спросила в магазине красивого викинга литовского происхождения: «Что ты тут делаешь? Может, все-таки дома лучше?» Он ответил: «Нас там уже почти не осталось! Ощущение, что то ли эпидемия, то ли пустыня».
Отсюда